про отца

«Мы сделаны из родителей» — метафора, к которой я иногда прибегаю, если речь заходит о детско-родительских отношениях. Не всегда эта метафора принимается: зачастую борьба клиента как раз в  том, чтобы не быть «как они», «как она» или «как он».

Родители, даже отсутствующие, наложили на нас свой отпечаток хотя бы тем, что мы, их дети, раздумываем: почему они со мной именно так поступают? почему они именно так ко мне относятся? а что было бы, если бы я родился у других родителей?

Фигура отца не так заметна в психологических обсуждениях, как фигура матери. Тем не менее, влияние отца на ребенка весьма существенно и откликается в жизни уже взрослого человека. Мужчина может невольно сравнивать себя с отцом, которого знал или о котором только слышал. Женщина может переживать, что ее партнер похож или не похож на родителя. По отношению к нашим детям мы можем невольно воспроизводить модели поведения своих родителей.

Не меньшее влияние имеют родительские ожидания: какими людьми они хотят или хотели нас видеть? за что хвалили? что поощряли? или, наоборот, что было запрещено в вашей семье.

Если вам откликаются эти темы, и хочется разобраться в себе, свяжитесь со мной,  и мы согласуем время первой онлайн встречи.

супервизии онлайн в Скайп, Zoom

Дорогие коллеги, приглашаю вас в супервизии в онлайн формате.

Супервизии со мной подойдут начинающим терапевтам, консультантам. Тем кто ищет свой стиль работы, хочет познакомиться с феноменологическим подходом. Супервизии со мной подойдут работающим в гештальт-подходе, например.

Основные фокусы в моих супервизиях:

  • контракт, сеттинг и отступления от них;
  • чувства терапевта;
  • проблемы контрпереноса;
  • позиция терапевта;
  • этические дилеммы.

Сеттинг первой встречи:

  • 10 минут знакомство — 50 минут супервизия;
  • оплата 2000 р.;
  • Скайп\Zoom по договоренности;
  • запись r.isidorov@gmail.com

как работает терапия

Одна из обсуждаемых в терапии тем — как и почему это работает, каким образом клиентам становится (или не становится) легче.

Мой обычный ответ таков — я интересуюсь жизнью клиента, стараюсь понять его/ее жизнь — при этом извлекаемое совместно знание становится нашим общим достоянием.

Моя задача — создать условия для извлечения, вербализации этого знания о конкретной человеческой жизни. Задача клиента/клиентки — использовать это знание о себе в своей повседневности.

Терапия — вид сотрудничества, в котором терапевт в гомеопатических дозах — по 50 минут в неделю — участвует в создании поля знания о конкретном человеке и его/ее затруднениях. Клиент/клиентка — берет или не берет это знание в свою жизнь для создания изменений. Если берет — терапия состоятельна, если — нет, значит нет. Что не отменяет моего терапевтического терпения — я правда не знаю сколько времени требуется на воплощение полученного знания в жизни…

Зато я точно знаю что отказ — это отказ, и если клиенту/клиентке терапия более не нужна, пройденный путь достаточен — это уважаемое мною решение.

Цели и задачи терапии — обязательная сквозная тема моего общения с клиентом/клиенткой.

Семинар с Эрнесто Спинелли, Санкт-Петербург 2018

«Не-возможность экзистенциальной терапии», двухдневный разговор об неопределенности. Спасибо Эрнесто и коллегам за размышления о терапии, ее ограничениях и возможностях.

 

 

Членство в ВЕАЭТ

С 11 февраля 2018 г. я являюсь ассоциированным членом Восточно-Европейской ассоциации экзистенциальной терапии (ВЕАТ), Литва.
ВЕАЭТ с 2003 года — организационный член Европейской Ассоциации Психотерапии.

Документы Ассоциации:

Устав ВЕАЭТ

История Ассоциации

Этический кодекс ВЕАЭТ

Президент Ассоциации Римас Кочюнас на семинаре в МИПе, февраль 2018:

Участницы и участники семинара с Римасом:

Семинар с Римасом Кочюнасом, Москва 2018

Семинар «Терапевт в терапевтических отношениях: экзистенциальный взгляд» Римаса Кочюнаса, терапевта и профессора Института гуманистической и экзистенциалной психологии.

Ключевые для меня моменты семинара:

  • терапевт, по мере развития контакта, уходит от модели «вмешательства, работы с клиенткой/клиентом» к диалогу с ней или с ним;
  • содержание диалога равноценно, что позволяет открывать новые, ранее не доступные темы (принцип горизонтальности тем);
  • терапевт призван тренировать переносимость неопределенности в диалоге, как условие того, что в диалоге есть пространство для нового;
  • терапия — лечение души, чем занимаются терапевты, священники же (в широком смысле) занимаются спасением души. И это не одно и то же, не надо путать роли.Терапевтические диалоги в парах позволили опробовать эти и другие принципы на деле, это было глубокое общение.Я признателен Тамаре Сикорской за организацию события и за приглашение.